15.05.2015

«МТБанк» готов расти за счет поглощений конкурентов

В рамках контракта, заключенного еще с бывшими владельцами банка, “старому-новому” председателю правления  «МТБанка» предстоит теперь выстроить эффективную коммуникацию с новым акционером.  

О том, какие задачи ставит новый акционер, и как они будут реализовываться в нынешних непростых экономических условиях, глава ЗАО «МТБанк» Андрей Жишкевич рассказал в эксклюзивном интервью «Ежедневнику».

- Долго ли новый акционер убеждал вас продолжить работу в банке?

- Здравомыслящий инвестор понимает, что покупает не только учреждение как таковое, но и команду, которая управляет банком. Для банковского бизнеса это сам по себе важный актив. Поэтому общение происходило еще на этапе обсуждения самой покупки, оно продолжается и сейчас, и получены взаимные заверения о желании работать вместе как со стороны команды, так и со стороны собственника. И мы, и Алексей Иванович надеемся, что  результативность этой работы будет не меньше, чем прежде.

- Высказывались ли с его стороны намерения интегрировать в команду новых людей?

- Естественно, обновление будет происходить прежде всего на уровне наблюдательного совета банка, его рабочих комитетов. В него, в том числе, будут привлечены компетентные и обладающие глубокими профессиональными знаниями эксперты в банковской сфере. Применительно к действующему составу правления такого обсуждения не ведется. Также высок уровень доверия непосредственно к менеджерам среднего звена, работающим в корпоративном и розничном бизнесах, рисках, в других ключевых  направлениях. Это и декларируется на словах, и чувствуется в работе.

 - Новый собственник, вероятно, представитель другой корпоративной культуры и на притирку может понадобиться время. Как продвигается этот процесс?  

- Это,безусловно, непростой период времени. За 15 лет выстраивания взаимоотношений с командой «Атлант-М» и Zubr Capital, с таким миноритарным, но активным собственником как Horizon Capital, сформировался определенный механизм работы. Сейчас он заново формируется с командой нового акционера. Я воспринимаю это как неизбежное состояние, которое может быть как неудобством с точки зрения необходимости менять то, что прежде было комфортно, так и новой возможностью стать эффективнее.

И я искренне считаю, что период успокоения и всеобщего удобства не всегда позитивен. Новый взгляд позволяет увидеть то, что было замылено, казалось оптимально работающим, только потому что так было  всегда. Появление в данном случае свежего взгляда позволяет и нам задаться вопросами.  

- Но Олексин - не банкир…

- И тот же  Хусаенов - не банкир, что не помешало ему стать, по моему искреннему убеждению, одним из лучших «непрофильных» акционеров в современной белорусской банковской системе. Олексин тоже не банкир, но зато обладает завидным практическим опытом предпринимательской деятельности, пытливостью и глубокой заинтересованностью в новой для себя сфере. И зачастую как раз не банкир задает те нетривиальные вопросы, уже отвечая на которые «кадровый» банкир, понимает, что, действительно, что-то можно и нужно  поменять в привычных бизнес-процессах.

-  Что с пакетом «Милавицы»?

- Он остался, также как и пакеты прочих миноритариев. Cделка была совершена на периметре компании MTB Investments Holdings Limited,  которая консолидировала порядка 98 процентов акций  банка.   

-  Смена собственника и непростые времена в экономике вносят коррективы в стратегию?

- Нет. Новый собственник, в том числе, покупал и существующую, успешно зарекомендовавшую себя бизнес-модель. Она его устраивает. И он призывает и нас сохранять и усиливать существующее направление, которое  пять лет назад было сформулировано как одновременное паритетное  развитие розничного бизнеса и бизнеса по обслуживанию малого и среднего бизнеса (МСБ). Со временем, возможно, мы будет расширять ключевые направления. Но что это будет, зависит от рынка. На сегодняшний день риски от резких движений больше, чем возможные выгоды от того, чем мы можем еще заняться.   

- Сам Олексин – это далеко не МСБ, а один из крупнейших бизнесменов страны, который, в  том числе, может помочь в привлечении в банк крупных клиентов. Обсуждается ли такая тема?  

- Безусловно, обсуждается. И он уже активно помогает собственному банку, соответствующие переговоры проводятся. Но наша установка остается прежней: мы не готовы брать на себя крупные кредитные риски, поскольку это контрпродуктивно с точки зрения  диверсификации портфеля. Депозитные сделки мы тоже диверсифицируем, отказываясь от зависимости от крупных вкладчиков.  При этом, по расчетно-кассовому обслуживанию, по комиссионным продуктам мы готовы обслуживать самых крупных вкладчиков страны. Здесь мы предлагаем, как мы думаем, более качественный сервис.

Поэтому, мы надеемся, что за счет контактов господина Олексина часть крупных клиентов у нас появится. Но - не как заемщики. Те же нефтяные компании Олексина уже переходят к нам. Но только частью своих транзакций – по расчетно-кассовому обслуживанию, валютно-обменным операциям.

- Было ли условием сделки, что в «МТБанке» продолжат обслуживаться компании холдинга «Атлант-М»?

-  Это не обусловлено какими-то взаимными обязательствами. Но все компании, которые мы обслуживали ранее, на сегодняшний момент продолжают обслуживаться у нас. Опять же, это скорее, как мы надеемся, из-за привычного для них качественного обслуживания, пусть и переставшего быть аффилированным.

 Аффилированность никогда не приносила «атлантовским» структурам неких дополнительных льгот. Это одна из очень важных, и я уверен, наследуемых новым акционером установок. «Атлант-М» и «МТБанк» всегда работали на коммерческой основе. Поэтому для нас здесь ничего не поменялось и, надеюсь, не поменяется.

- Новый собственник «МТБанка» обладает значительными ресурсами, в том числе, для вливаний в банк. Но, исходя из сегодняшней экономической ситуации, в них нет острой потребности?  

- В этом нет потребности. У нас высокий уровень достаточности капитала. И собственно говоря, прирастая в сдержанном темпе, нам дополнительный капитал просто не нужен. Но Олексин  подтверждает свою  готовность докапитализировать банк и даже призывает нас активнее думать над ростом, чтобы эту докапитализацию при необходимости использовать. У него активы сейчас достаточно ликвидны, что позволяет ими пользоваться, в том числе, и для докапитализации, и для новых приобретений.  

- То есть, «МТБанк» готовится и к поглощениям на рынке?  

- Мы рассматриваем такую возможность. Мы открыты для предложений, учитывая, что новый акционер готов при необходимости докапитализировать банковский бизнес. Мы, я бы сказал так, внутренне готовы и присматриваемся. Наша логика не в том, чтобы купить дешево. Цена – не ключевой вопрос, когда мы рассуждаем о том, кого мы бы хотели приобрести и c кем объединиться. Мы хотим купить то, что позволит получить синергию в бизнесе.  

- У Олексина часть активов находится в Латвии. Этот факт может отразиться на расширении международного бизнеса «МТБанка»?  

- Нами только нащупывается возможность контактов с его партнерами в Латвии и в Прибалтике в целом. Внутренние обсуждения проходят и с банками, с которыми он там работает. У нас самих исторически, как и у большинства белорусских банков, тоже достаточно хорошие отношения с балтийскими банками. Но контактами Олексина, повторюсь, грех не воспользоваться.

- Как выстраивается сейчас сотрудничество с международными финансовыми организациями? C  теми же Международной финансовой корпорацией, Европейским банком реконструкции и развития?  

- Сейчас они находятcя в стадии  своеобразного due diligence нового акционера. Это- их стандартная внутренняя процедура, мы проводим постоянные консультации, переговоры, в которых лично участвует и господин Олексин. Мы надеемся, что в ближайшие два-три месяца она закончится, и мы возобновим общение по новым сделкам. Есть целый ряд новых кредитных линий, переговоры по которым мы начинали, но они отложены до момента завершения процедуры.  

- Отложены, потому что Олексин – новый акционер? Или есть вопросы по  его CV?   

- Просто потому что у банка  новый владелец. В договорах с этими институтами прописано, что при изменении бенефициарного собственника обязательно проходит обновление процедуры due diligence. Причем, даже не самого банка, а именно акционера.

- Алексей Олексин достаточно долго был деловым партнером Юрия Чижа, имя которого до сих пор находится в санкционном списке Евросоюза. Этот вопрос тоже поднимается во время процедуры?       

- На уровне обсуждения с теми же международными организациями эта тема, безусловно, фигурирует. Сам Алексей Иванович при необходимости дает исчерпывающие  пояснения, и мы надеемся эту стадию оперативно и, главное, успешно завершить.    

-   Как чувствует сегодня себя «МТБанк» на рынке?    

- Как и у всех, сейчас сложнее находить клиентов. Под словом «клиент»  мы понимаем  клиентов, с которыми мы хотели бы работать. В той же рознице сейчас ощутимо снизился уровень спроса на кредитные продукты. Это происходит всегда, когда начинается либо рецессия, либо нет веры на улучшение в ближайшей перспективе. Каждый человек придерживает какие-то свои долгосрочные приобретения и, соответственно, с меньшей охотой входит в кредитование, чтобы не принимать на себя долги. Это мы сегодня и наблюдаем, сейчас розничные портфели в целом по системе падают или, как минимум, стагнируют.

Но мы пытаемся искать точки роста и в этой ситуации. Очень хорошо, что у нас к текущему моменту достаточно развилась программа беспроцентной рассрочки «Халва». Она формирует для нас очень качественную клиентскую базу, поскольку это кредиты под нулевую процентную ставку. Специфика этого вида кредитования в том, что платит нам не клиент, берущий кредит, а торговые партнеры, которые продают ему товар или услугу. Наверное, в нынешних условиях это самый востребованный вид кредитного продукта, который не формирует излишнюю долговую нагрузку за счет процентной ставки. Этот продукт развивается и, собственно говоря, сейчас является для нас локомотивом небольшого роста. Все прочие кредитные продукты – потребительское кредитование в виде cash-кредитов, кредитные карты – дай Бог,  сохранить их в действующем объеме.

На корпоративном уровне мы с повышенным вниманием относимся к кредитным заявкам новых клиентов. Потому что понимаем, что сейчас идут в банки те, у кого недостаток собственных финансовых возможностей. Кредиты нужны тем, кому страшно давать, а тот, кто более-менее чувствует себя уверенно, сейчас не развивает бизнес. Поэтому времена сейчас для нас, как и для всех, непростые.    

Но даже в этих условиях есть продукты, которые легче развиваются, продвигаются и продаются. В этом плане очень хорошая кредитная программа у Банка развития Республики Беларусь, ориентированная на инвестиционное кредитование предприятий МСБ, и с которым  мы взаимодействуем как банк-партнер. Там сейчас ставка 29,5% в рублях, на фоне текущих коммерческих ставок она очень привлекательна.

- Можно ли охарактеризовать вашу тактику в текущей ситуации как затаиться?

- Затаиться – плохая формулировка. Я бы назвал ее накоплением возможностей для захвата долей менее удачливых конкурентов. В той же рознице, например. Исчезновение очень сильного конкурента «Дельта Банка» для нас является одним из драйверов потенциального роста. Потому что клиенты «Дельты» - это клиенты, которые, погашая свои старые «дельтовские» кредиты либо рефинансируя их, со временем пойдут в другие банки, готовые их кредитовать.

- С другой стороны крах «Дельта Банка» мог нанести урон всей системе, отношению клиентов к банкам. Возможно, вы ощутили это?  

- Мы особо не почувствовали. Все-таки “МТБанк” всегда был в другой категории, чем «Дельта Банк”. Для вкладчиков изначально совершенно очевидно должно было быть, что не просто так «Дельта Банк» дает самые большие процентные ставки. Здесь типичным и для конкретного человека-вкладчика, и для юрлица является выбор между жадностью и безопасностью. С «Дельтой» работали те, кому хотелось чуть-чуть больше доходности, чем среднерыночная.

То, что случилось с «Дельта Банком», для белорусского рынка все-таки не типично. Я думаю, если бы не проблемы материнского банка в Украине, то сам по себе белорусский банк, скорее всего, выжил и не допустил бы такого состояния собственной ликвидности. Наша система на самом деле более управляемая со стороны регулятора, защищенная и контролируемая. Но банкротство материнского банка любой дочке пережить очень сложно.

- Каковы планы на текущий год, что вы хотите видеть к концу 2015 года?  

- Сейчас мы имеем утвержденный бюджет, в котором параметрами сформулирован умеренный рост с точки зрения объемов и рентабельность капитала на уровне 20-25 процентов. Это будет достаточным и привлекательным с точки зрения нашего финансового состояния. При этом, если сейчас на чаше весов соизмерять, чего мы хотим больше - роста, рентабельности или устойчивости, то, конечно, устойчивость находится на первом месте.

- Складывающая ситуация внутри страны и у соседей позволит достичь этих результатов?

-У нас сейчас достаточно сбалансирована структура валового дохода. Банк - один из лидеров валютно-обменного рынка страны. И в рознице  - за счет широкой сети обменных пунктов, и в корпоративном бизнесе, где  у нас много, в том числе, внешних клиентов, которые работают по валютно-обменному бизнесу. Этот кусочек, не зависящий от процентного дохода, в виде более устойчивого комиссионного дохода и финансового результата в любые времена позволяет банку чувствовать себя с точки зрения зарабатывания более-менее стабильно.

Но совершенно очевидно, что если геополитические риски усугубятся, и Россия начнет опять входить в пике с точки зрения экономики, Беларусь последует за ней. Если это будет происходить, то тогда трудно ожидать хоть какого-то заработка, будет важно сохранить устойчивость просто на уровне безопасности ведения бизнеса. Но я надеюсь, что мы сейчас уже находимся на максимуме  российских проблем, и усугубляться ситуация не будет. А к текущему состоянию наши клиенты более-менее начинают адаптироваться. 

Источник: ej.by


фото

партнеры

Delo Biznesrevu Director Belbiz Myfin Telegraf Ej Vibor